Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

Деньги Востока

Исламский банкинг превращается в один из самых горячих секторов мировых финансов.

Благодаря нефти и газу мусульманские страны уже играют важную роль в глобальной экономике, а их очень молодое население создает устойчивую базу для будущего роста. Под влиянием этих факторов исламская финансовая система приобретает все больший вес. В последние годы ее совокупные активы увеличиваются двузначными темпами. По итогам 2014-го, по оценке KFH Research, их объем превысил 2 трлн долл. Близкие цифры дает Standard & Poor’s – 1,8 трлн долл. Причем на ближайшую перспективу, считают аналитики агентства, высокие темпы роста сохранятся.

Выглядит все это весьма привлекательно. А потому все больше лидеров мирового финансового рынка, в том числе российский Внешэкономбанк, выделяют исламские регионы в качестве приоритетных. Однако правила, применяемые финансистами мусульманских государств, имеют значительные отступления от привычных европейцам подходов.


Запрет на лихоимство

Различия между традиционным и исламским банкингом предопределены изначально. В своей жизни и работе, в том числе связанной с финансовой сферой, мусульмане опираются в первую очередь на Священную книгу Коран и Сунны (рассказы о деяниях, советах и речах пророка Мохаммеда). А в них содержится запрет («харам») на взимание процентов в любой форме, поскольку считается, что в этом случае доход проистекает без какого-либо труда. Аль-Бакара, вторая сура Корана, гласит: «Те, которые пожирают лихву, восстанут, как восстает тот, кого дьявол поверг своим прикосновением. Это потому, что они говорили: «Воистину, торговля подобна лихоимству». Но Аллах дозволил торговлю и запретил лихоимство». Ислам не отрицает принципов рыночной экономики, таких как право на частную собственность и возможность извлечения прибыли. Но если классическая западная теория предполагает, что капитал и средства производства являются двумя самостоятельными экономическими факторами, то мусульмане считают деньги неотъемлемой частью предпринимательской деятельности. Поэтому вместо процентов владелец капитала получает часть прибыли, а в случае убытков принимает на себя некоторую долю потерь. Таким образом, исламское финансирование всегда имеет обеспечение в виде основных средств и запасов с ограниченной ликвидностью.


Классика жанра

Основными разрешенными банковскими инструментами являются «мушарака», «мудараба», «мурабаха», «иджара» и «салам».

«Мушарака» в переводе с арабского буквально означает «разделение». Применительно к бизнесу это равносильно созданию совместного предприятия, в которое каждый участник вносит свою лепту. Законы шариата не содержат подробных инструкций относительно формы или процедуры создания «мушарака», что дает простор для коммерческих инноваций. Но порядок распределения прибыли между партнерами должен быть оговорен заранее, при этом он не может базироваться на величине вкладов каждого из них. Убытки же, напротив, распределяются пропорционально размеру инвестиций. Если предприятие финансируется за счет лишь одного из участников, возникает особый вид партнерства – «мудараба».

Механизмы «мушарака» и «мудараба» адаптируются под нужды проектного финансирования, секьюритизации, внешнеторгового финансирования и предоставления ресурсов на пополнение оборотного капитала. В случае секьюритизации инвестор может получить сертификат, удостоверяющий его долю в «мушарака». После того, как предприятие накопит значительный объем необоротных активов, допускается вторичный оборот сертификатов.

Традиции и инновации

«Мушарака» и «мудараба» являются классическими инструментами исламского финансирования. Но в последние несколько десятилетий возникли и получили широкое распространение новые виды сделок, в частности «мурабаха» («продажа»).

Изначально «мурабаха» предполагает наличие договора относительно конкретного товара, где продавец заранее указывает наценку, базирующуюся на понесенных расходах и ожидаемой прибыли. При этом покупатель может внести оговоренную сумму как сразу, так и по истечении согласованного периода времени. Иными словами, банк может приобрести за свой счет, например, автомобиль и продать его клиенту, прибавив к цене сумму вознаграждения, что полностью соответствует концепции потребительского кредитования.

Лизинг также является финансовым инструментом, законным с точки зрения ислама. «Иджара» в переводе буквально означает «аренда», при этом плата за пользование тем или иным предметом может вноситься только после передачи имущества арендатору. Это условие никоим образом не ограничивает секьюритизацию лизинга, поскольку лизингодатель как собственник имущества вправе продать его полностью или по частям третьим лицам. Так же, как и в случае «мушарака», право собственности удостоверяется сертификатом.

Для сельскохозяйственных предприятий наиболее удобной формой исламского финансирования является «салам» – аналог форвардных сделок. По договору продавец принимает на себя обязательство в будущем поставить покупателю оговоренное количество товара, который покупатель оплачивает немедленно. Соответственно банк зарабатывает на разнице между авансом и стоимостью товара в момент поставки.


Долгая дорога

Несмотря на то что история мусульманской религии насчитывает более 1400 лет, современный исламский банкинг – очень молодая отрасль мировых финансов. Длительный период европейской колонизации препятствовал развитию традиционных экономических механизмов, а их создание стало возможным лишь после обретения государствами независимости. В 1963 году в Египте был создан первый современный исламский банк Mit Ghamr Savings Bank. В том же году своя небанковская кредитная организация Pilgrims Saving Corporation появилась в Малайзии.

Десятилетие спустя рост цен на нефть способствовал стремительному развитию отрасли в странах Персидского залива. В 1975 году появились Дубайский исламский банк (Объединенные Арабские Эмираты) и Исламский банк развития (Саудовская Аравия). В 1978-м первый исламский банк – Islamic Banking System – открылся в Люксембурге. Через год в Судане начала работу страховая компания, действующая по законам шариата. В 1986-м в Индианаполисе началось распространение паев первого исламского взаимного фонда Amana Income Fund. Наконец, в 1990-м в Бахрейне была создана Организация по бухгалтерскому учету и аудиту исламских финансовых институтов.

В общей сложности за последние 40 лет в мире было создано около 300 исламских банков, чьи отделения работают в 75 странах, в том числе немусульманских. Наиболее развитой банковской системой сегодня обладают страны Персидского залива, за ними следуют мусульманские страны Азии – Малайзия, Индонезия и Бангладеш.

По данным The Banker, с 2007 года среднегодовой темп роста активов отрасли составил 15,7%, рентабельность достигла 1,7%. О высокой гибкости исламской банковской системы свидетельствует тот факт, что в 2014-м ряд кредитных организаций из Саудовской Аравии, Малайзии и Объединенных Арабских Эмиратов разместил субординированные облигации, отвечающие требованиям Базель III.


Особая история

Исламские облигации носят название «сукук». Подобно обычным долговым обязательствам, они размещаются эмитентами среди инвесторов по цене, соответствующей уровню риска, доходности и ликвидности. Каждый выпуск привязан к конкретной сделке и активу, часть которого держатель облигации приобретает, а затем сдает в аренду эмитенту на установленный срок. При погашении эмитент выкупает актив у инвесторов по первоначальной цене. Таким образом, кроме финансового риска держатель облигации принимает на себя и риск утраты актива, который чаще всего снижается путем страхования. «Сукук» может приносить как фиксированный, так и переменный доход, что достигается путем разбиения срока аренды на более короткие периоды.

Сегодня в обращении находятся «сукук» номинальной стоимостью порядка 300 млрд долл. По прогнозу KFH Research, в 2015 году этот показатель увеличится до 350–360 млрд долл. Ключевым исламским рынком долгового капитала является Малайзия, где торгуются бумаги на сумму чуть менее 175 млрд долл. Именно в этой стране в 1990 году состоялся первый выпуск исламских облигаций, размещенный Shell MDS. Вторичный рынок в странах Персидского залива оценивается примерно в 91 млрд долл.

В 2014-м суммарный объем эмиссии исламских облигаций немного просел. Но несмотря на это, ушедший год был отмечен важными событиями. В июне Великобритания первой из западных стран разместила суверенные «сукук» номинальным объемом 2 млрд фунтов стерлингов (3,2 млрд долл.). Вслед за ней на рынке исламских облигаций дебютировали Гонконг, Люксембург и ЮАР. Из корпоративных займов, размещенных неисламскими финансовыми институтами, наибольшим интересом пользовались Société Générale, Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ и Goldman Sachs.


Растущий интерес западных финансистов к исламским финансовым инструментам объясняется как значительным объемом средств, накопленных странами – производителями нефти в период высоких цен, так и высоким потенциалом роста, связанным с по-прежнему низким проникновением банковских услуг. Так, например, исследование, проведенное Oliver Wyman в 2011 году, показало, что 70% мусульманского населения не имеет доступа к финансовым услугам. Американский Citibank открыл отделение в Бахрейне, работающее по законам шариата, еще в 1996 году, а британский HSBC сегодня является одним их ключевых андеррайтеров «сукук».

Институты развития также не остаются в стороне от этого тренда. В 2011 году Китайский банк развития в составе консорциума предоставил телекоммуникационной компании PT Natrindo Telepon Selular 400 млн долл. на принципах исламского финансирования. Эта сделка стала крупнейшей в истории Индонезии частной транзакцией, отвечающей законам шариата. В том же году германский KfW выступил соучредителем микрофинансовой организации в Пакистане. Европейский банк реконструкции и развития совместно с Исламским банком развития реализует программы поддержки малого и среднего бизнеса в Марокко, Иордании и Тунисе.

В России интерес к исламским финансам также растет. В частности, Татарстан за последние несколько лет привлек с помощью этих инструментов более 160 млн долл., а местный «АК Барс банк» в конце 2013 года закрыл сделку «мурабаха» объемом 100 млн долл. по ставке 5,37% годовых. Не случайно именно в этом регионе вскоре будет зарегистрирован первый в нашей стране исламский банк с участием малазийского капитала. Потенциальных партнеров по бизнесу ищут в России и два банка из Бахрейна Al Baraka и Al Shamal. Для обеспечения их деятельности Госдума в ближайшее время может рассмотреть специальные поправки в законодательство.

Новое дело

В марте в комитете Госдумы по финансовому рынку прошел «круглый стол», где обсуждались возможности внедрения исламского банкинга в России. «Один из плюсов – это повышение доверия к банковской системе в целом, – отметил замглавы ЦБ РФ Александр Торшин. – Сама идея не вызывает у нас отторжения. В Центробанке готовы рассматривать подобные инициативы, если они будут целесообразны и законны». Но важный момент здесь, как отметила глава департамента экономики Совета муфтиев России Мадина Калимуллина, – это международное признание. «Нужно показать открытость России для работы со странами исламского мира. Сегодня многие исламские банки ждут конкретных решений с российской стороны. Для них нужно создать соответствующее поле, соответствующую инфраструктуру», – заявила она.

Из крупных российских финансовых структур Внешэкономбанк одним из первых начал детально прорабатывать возможность выхода на этот перспективный рынок. Здесь есть свои сложности, поскольку, к примеру, выпуск облигаций «сукук» отечественными организациями требует изменений в регулировании банковского сектора. Однако, учитывая наблюдаемую впечатляющую динамику исламской финансовой системы, данный шаг может быть вполне оправдан. «Интерес большой. И независимо от того, как будут складываться наши отношения с европейскими и американскими партнерами, отношения с исламским миром надо выстраивать», – заявил российским журналистам в кулуарах декабрьского форума «Торгово-промышленный диалог Россия – Персидский залив» глава ВЭБ Владимир Дмитриев. Сейчас команда специалистов банка занимается изучением правил исламского финансирования, результаты должны быть получены уже в этом году.

Дорогу молодым

По оценке Международного валютного фонда, по результатам прошлого года совокупный объем валового внутреннего продукта стран Организации исламского сотрудничества, объединяющей 57 членов, составил 6,8 трлн долл. Это соответствует 8,8% глобальной экономики. Численность населения мусульманских государств превышает 1 млрд человек, или 13,9% от мировой популяции.


И в отличие от Северной Америки и Европы здесь велика доля молодежи – более 50%.


«Сукук»: несколько фактов

  • Рынок исламского финансирования ежегодно растет в среднем на 15–20%.

  • В 2014 году дебютные выпуски суверенных «сукук» состоялись в Гонконге, Сенегале, Южной Африке, Люксембурге и Великобритании.

  • В 2015 году на рынке «сукук» ожидаются новые игроки: Япония, Южная Корея, США, Марокко, Кения, Тунис и Бангладеш.

  • Объем выпуска «сукук» к концу 2014 года составил 117 млрд долл. (в 2013-м было около 120 млрд), но спрос со стороны инвесторов продолжает превышать предложение.

  • Лидерами в выпуске «сукук» являются Малайзия и страны Персидского залива.




ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ