Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

По пути с Поднебесной

В начале сентября Президент Российской Федерации Владимир Путин посетил торжества в Пекине по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны. Визит носил не только политический характер: руководство двух стран провело ряд встреч, во время которых было подписано 30 соглашений в экономической сфере.

За всю историю отношений контакты Москвы и Пекина еще никогда не были настолько прочными и много­обещающими, как сейчас. Глава государства Владимир Путин на встрече с Председателем КНР Си Цзиньпином назвал Китай «крупнейшим торгово-экономическим партнером» нашей страны. Он подчеркнул, что при любых обстоятельствах российско-китайские отношения будут укрепляться, а все намеченные планы – выполняться. В первую очередь сказанное касается проектов, оказывающих положительное влияние как на развитие двух стран, так и на глобальную экономику. Ключевая же роль в этом набирающем обороты сотрудничестве отведена Внеш­экономбанку (ВЭБ) и проектам, реализующимся под его эгидой.

Двери открываются

Одним из итогов сентябрьских встреч в Пекине стал меморандум о взаимопонимании, подписанный ВЭБом, его дочерней структурой «Российский экспортный центр» и руководством Народной Провинции Гуандун и Sinotrans & CSC Group (крупнейший игрок логистического рынка Китая). Документ очень важный, характеризующий отношения между нашими странами.

Суть меморандума в следующем. В городе Шилонг провинции Гуандун планируется создание торгово-финансовой платформы и логистического центра, через который будет осуществляться перевалка российских товаров для поставки их в Китай и на другие азиатские рынки. Локация в данном случае играет не последнюю роль: именно Гуандун является опорным территориальным пунктом долгосрочной макроэкономической китайской программы One Belt, One Road («Один пояс – один путь»). Здесь же располагается множество торговых и индустриальных парков. Все это придает вес проекту, в котором принимает участие ВЭБ.

«Ничего подобного еще не было. Мы считаем, что у этого проекта есть серьезное будущее, потому что администрация провинции намерена придать ему особый статус, предоставить административные и налоговые льготы. Если до сих пор мы, как правило, вели речь о том, чтобы получать финансирование под поставки китайской продукции в Россию, то здесь мы видим взаимный интерес в том, чтобы поставлять российскую продукцию», – говорит Председатель ВЭБа Владимир Дмитриев.

Интерес со стороны Китая вполне объясним. Еще в 2012 году Владимир Путин и возглавлявший в то время КНР Ху Цзиньтао поставили цель довести взаимную торговлю до $100 млрд к 2015 году и до $200 млрд к 2020-му. Первую задачу, правда, решить пока не удастся: в январе – июле 2015 года оборот составил $36 млрд, что на 30% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Но, справедливости ради, падение товарооборота сегодня наблюдается со всеми странами (в среднем на те же 30%), и связано это со снижением цен на российские энергоносители.

Владимир Путин и Си Цзиньпин в Пекине

Как говорит Владимир Дмитриев, Китай прекрасно осознает, что падение товарооборота «должно быть компенсировано диверсификацией нашей торговли, в том числе путем существенного роста экспорта продукции, не связанной с энергоносителями, и продукции с высокой добавленной стоимостью».

От Владивостока до Лиссабона

О своей новой стратегии экономического развития One Belt, One Road Китай заявил в 2013 году. Она направлена на налаживание взаимосвязей между странами Евразии и включает в себя два основных направления: экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь. Приоритет отдан первому пункту: Поднебесная намерена избавиться от зависимости морских торговых путей, для чего инициировала создание сухопутного транспортного коридора для экспорта своих грузов в Европу. Новый Шелковый путь решает и ряд политических задач. Например, снимает зависимость китайского экспорта от прохождения судов из КНР через Суэцкий канал.

С другой стороны, и это важнее, One Belt, One Road – это попытка Китая перейти на новые источники роста: экспорт высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью, экономику знаний, экспорт капитала. Прежняя модель развития, когда Китай являлся «всемирной фабрикой», аккумулировал инвестиции из США и ЕС, а также рос за счет урбанизации и перетока дешевой рабочей силы из сельской местности, подходит к концу.

Задачи перед КНР стоят амбициозные, поэтому страна на инвестиции не скупится. По предварительным оценкам, в строительство инфраструктуры экономического пояса Китай вложит $300 млрд. В новые инфраструктурные фонды уже инвестировано $100 млрд: $40 млрд вложено в Фонд Шелкового пути, $50 млрд — в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и $10 млрд — в Новый банк развития БРИКС.

Расширение Экибастузской ГРЭС-2, расположенной в Казахстане, поможет решить проблему энергодефицита в российских регионах южного Урала, Западной Сибири и АлтаяИ здесь у России, через которую, в частности, будет пролегать новый Шелковый путь, свои интересы. Речь опять же о средствах, которые могут быть получены в рамках реализации проекта. Так, во время сентябрьского визита Владимира Путина в Китай ВЭБ, Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ, входит в Группу ВЭБ) и Фонд Шелкового пути подписали соглашение о сотрудничестве в области инвестиций в приоритетные секторы экономики России. По словам главы РФПИ Кирилла Дмитриева, программа развития Шелкового пути может стать основой роста экономики России на Дальнем Востоке и в Сибири.

Экономическому поясу Шелкового пути нужны железные дороги, автотрассы, проекты в энергетике, индустриальные парки и проч. Строительство инфраструктурных объектов начнется в ближайшие годы в России, Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Пакистане и других странах. Очевидно, что китайские инвестиции помогут России в развитии инфраструктуры на Дальнем Востоке и Сибири, а также в создании новых предприятий с выходом на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

Предметный разговор

Несмотря на то что договоренности с Китаем пока носят общий характер, ВЭБ уже реализовал ряд совместных проектов. Так, еще в 2009 году отечественный Банк развития привлек деньги Государственного банка развития Китая (ГБРК) для строительства цементного завода в Сланцах (Ленинградская область) на сумму 237,1 млн евро. Через два года после начала строительства завод уже начал производство пробных партий продукции, а сейчас его мощность составляет 1,86 млн тонн цемента в год. В 2013 году ВЭБ и ГБРК подписали кредитное соглашение на $400 млн для фондирования строительства третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 в Павлодарской области Казахстана. Реализация проекта не только позволит обеспечить растущие потребности страны в электроэнергии, но и покроет дефицит электроэнергии в российских регионах Южного Урала, Западной Сибири и Алтая.

Проект завода в Сланцах был поддержан ВЭБом и ГБРК

Завершаются переговоры по финансированию проекта «Ямал СПГ». Его инициатором является российская «НОВАТЭК», 20% в проекте принадлежит французской нефтегазовой компании Total. В рамках его реализации планируется построить завод по производству природного сжиженного газа мощностью 16,5 млн тонн в год на ресурсной базе Южно-Тамбейского месторождения в Ямало-Ненецком автономном округе России. ВЭБ выдаст акционерам банковскую гарантию на $3 млрд, а консорциум китайских банков – $12 млрд кредита. Кроме того, Фонд Шелкового пути вошел в число акционеров проекта, выкупив у «НОВАТЭКа» 9,9% акций проектной компании «Ямал СПГ».

Наконец, ВЭБ и ГБРК заключили соглашение о финансировании российских проектов на $8 млрд. По словам Первого заместителя Председателя ВЭБа Петра Фрадкова, банк провел в Китае road-show, которое привлекло большое внимание со стороны китайских инвесторов. Важным итогом сентябрьского визита в Китай, по мнению Владимира Дмитриева, стало подписание документов по проекту освоения Быстринского месторождения золото-железо-медистых руд в Забайкальском крае, который реализуется Группой «Норильский никель». ВЭБ и Экспортно-импортный банк Китая (Эксимбанк) заключили меморандум о взаимопонимании, в рамках которого планируется привлечение китайских инвестиций в проект. Средства пойдут на разработку четырех карьеров и строительство горно-обогатительного комбината мощностью 10 млн тонн руды в год. Кроме того, привлеченные средства будут потрачены на строительство транспортной и инженерной инфраструктуры.

«Для китайской стороны этот проект привлекателен тем, что, во-первых, финансируется в юанях, во-вторых, речь идет о производстве готовой продукции – медный концентрат и благородные металлы будут поставляться в Китай», – говорит Владимир Дмитриев.

Сотрудничество ВЭБа с Эксимбанком довольно обширно. Уже одобрены инвестиции в жилищный сектор России на сумму $2 млрд. Кроме того, Эксимбанк предоставит ВЭБу кредитную линию на 3,9 млрд юаней на срок до 15 лет для финансирования производства электролитического металлического марганца для изготовления спецсталей в России. Китай собирается вкладываться и в развитие инфраструктуры. Один из озвученных на сегодняшний день проектов связан с потенциальным звеном нового Шелкового пути – высокоскоростной железнодорожной магистралью, которую планируется проложить между Москвой и Казанью. Объем китайских инвестиций запланирован на сумму 300 млрд рублей. В будущем этот участок может стать частью высокоскоростной магистрали Москва – Пекин, стоимость строительства которой оценивается в 7 трлн рублей.

На одной волне

Экономическая интеграция Китая и Евразийского экономического союза будет проходить быстрее, если удастся снять валютные барьеры. Речь о введении единой денежной единицы не идет. Однако полномасштабный переход к расчету в национальных валютах между Россией и Китаем, минуя евро и доллар, весьма актуален. По итогам визита в Китай ВЭБ и Эксимбанк договорились обратиться в центральные банки своих стран с предложением увеличить объем свопов рубль – юань (инструмент, который позволяет миновать сторонам момент приобретения валюты на рынках). А также распространить этот механизм финансирования на совместные проекты, так как пока он используется только в отношении торговых операций. Принятие такого решения позволит сделать еще один шаг в развитии двусторонних отношений. Все условия для этого есть: желание бизнеса двух стран наращивать темпы сотрудничества, ВЭБ и аналогичные структуры КНР, поддерживающие это стремление и способствующие его претворению в жизнь. И есть политическая воля властей России и Китая.

Артем Никитин


ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ