Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

Лестница в небо

Объем кредитного портфеля ВЭБа должен вырасти до 2,5 трлн руб. к 2020 году.

Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» приступила к реализации стратегии развития на период 2011-2015 годов. Банку развития предстоит реализовать амбициозные проекты и добиться прогресса по ряду принципиальных для государства направлений несмотря на сложности в экономике. Более того, успешная работа Группы ВЭБ во многом поможет России справится с непростой экономической ситуацией и выйти на новую траекторию устойчивого развития.

Первые шаги

Решение о наделении ВЭБа статусом банка развития было принято в 2007 году. Хотя по сути он был им всегда, говорит премьер Дмитрий Медведев. За 90-летнюю историю ВЭБу «приходилось выполнять различные функции, несколько раз менялось его название, но он демонстрировал умение быстро перестраиваться», отметил глава правительства в конце 2014 года на заседании Набсовета ВЭБа.

Однако ядро функционала банка развития все же было создано в 2007-м. Главным образом это «финансирование инвестиций, обладающих высокими народнохозяйственными мультипликаторами, но неподъемных по ресурсам, рискам и срокам окупаемости как для частного капитала, так и для бюджета», – написал потом в статье для «Эксперта» глава банка Владимир Дмитриев. За ВЭБом были закреплены и другие функции. Некоторые из них – пионерные: поддержка малого и среднего бизнеса, страхование экспорта.

Первая Стратегия ВЭБа как института развития включала решение всех этих задач. Но она охватывала 2008-2012 годы, то есть период глобального кризиса, что внесло коррективы. «Наши критики считают, что ВЭБ был подключен к решению антикризисных задач сугубо в казначейском смысле – как «денежный мешок», автоматически предоставлявший спасительные ресурсы. Разочаруем недоброжелателей – отбор адресатов и форм господдержки осуществлялся хотя и быстро, но тщательно. Ни один рубль или доллар, полученный из бюджета или валютных резервов, не был для нас и, соответственно, конечных получателей ни безвозвратным, ни бесплатным»,– рассказал потом Владимир Дмитриев.

Сейчас возможно повторение опыта. «Если говорить о так называемом санкционном эффекте, то и в условиях 2008 года желающих предоставлять кредиты российским финансовым учреждениям что-то я не припомню. Мы решали эти проблемы исключительно собственными средствами, прежде всего опираясь на наши институты развития и имеющиеся резервы. В этом смысле мало что изменилось», – сказал президент Владимир Путин в январе на совещании с членами правительства.

Сложный результат

Из-за кризиса конца нулевых ряд показателей первой Стратегии выполнен не был. Вследствие общего снижения инвестиционной активности объем кредитного портфеля банка развития составил 349 млрд руб., а ориентир был 480 млрд. Вложения инвестиционного характера в акции, напротив, превысили прогноз – они достигли в начале 2011 года 188,9 млрд руб., а на конец 2012-го ожидалось 120 млрд. Это было связано с вложениями в акции проблемных банков и «Объединенной авиастроительной корпорации».

Но «спящих» функций в портфеле ВЭБа все же не было. В том числе это касается поддержки проектов, имеющих большой социально-экономический эффект. В качестве примера можно назвать «Тобольск-Полимер» «СИБУРа». Компании была открыта кредитная линия на 1,4 млрд долл. Средства пошли на создание «с нуля» комплекса по производству полипропилена – третьего по значимости пластика после полиэтилена и поливинилхлорида. Мощность завода, который уже пущен – 500 тыс. тонн продукции в год. Здесь создано 500 новых рабочих мест и около 3 тыс. – в смежных отраслях.

Еще одним результатом этого периода стало оформление Группы ВЭБ с появлением дочерних банков и коммерческих структур для выполнения функций института развития. Сейчас в нее входят 16 организаций, в том числе со специальными («ВЭБ Инжиниринг», Федеральный центр проектного финансирования) и территориальными (Фонд развития Дальнего Востока, Корпорация развития Северного Кавказа) компетенциями.

inf_strategy1.jpg


Из-за этих изменений досрочно была разработана новая Стратегия. По ней рост объема кредитного портфеля банка развития к 2015 году планировался до 850 млрд руб. «Дело не в голых цифрах. За ними стоят живые проекты. ГЭС и заводы, возводимые впервые за последние 30 лет, впервые в рыночной России», – говорил Владимир Дмитриев. В том числе это строительство Богучанского алюминиевого завода и ГЭС в Красноярском крае, создание нового терминала аэропорта Владивостока, реконструкция Хабаровского НПЗ, организация производства двигателей на Ярославском моторном заводе. Весомую долю в портфеле заняли также инвестиции в высокотехнологичные производства. Это проекты компьютерной компании «Т-платформы», создание многоцелевого гражданского вертолета Ka-226T, строительство фармацевтического комплекса ФОРТ.

Стратегия 2011–2015 подразумевала «интенсификацию деятельности по обеспечению устойчивого инновационного социально-экономического развития РФ на основе модернизации и повышения конкурентоспособности национальной экономики». Большинство целевых показателей были выполнены уже в 2013 году.

«Пятилетка» надежд

Сфера интересов банков развития всегда находится в прямой зависимости от спектра первостепенных задач государства. В России их немало. Согласно последнему Рейтингу конкурентоспособности Всемирного экономического форума, доступ к финансовым ресурсам, ограниченность инфраструктуры, дефицит инноваций входят в перечень проблем. Россия занимает 53-е место в рейтинге из 144 возможных. Но по ряду разделов мы в конце списка. Это доля импорта и экспорта в ВВП (133 и 104 строчка), устойчивость банков (118), наличие новейших технологий (108), качество дорог (124), аграрная политика (125), способность удерживать таланты (103).

В конце 2014 года Центр экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР) выпустил доклад «Роль банков развития в реализации стратегических интересов государства». «Сравнение социально-экономических проблем, стоящих перед страной, с общими заявленными целями и задачами ВЭБа позволяет убедиться в том, банк не выделяет время и ресурсы на несуществующие проблемы в дополнение к тем, которые могут иметь стратегическое значение для страны», – говорится в докладе.

Эксперты полагают, что работа банка отвечает цели усиления диверсификации экономики России. «Его принцип невступления в конкуренцию с частным сектором в сочетании с принципом безубыточности по определению способствует концентрации ресурсов на поддержку инвестиций в те проекты, отрасли и регионы, развитие которых сдерживалось именно недостатком финансовых средств», – считают эксперты Центра, подчеркивая, что эта деятельность должна продолжаться.

То, что происходит сейчас с экономикой России, беспрецедентно. Ведь наблюдается сочетание сразу нескольких болезненных факторов. В недавнем интервью «Ведомостям» ректор Российской академии народного хозяйства и госслужбы Владимир Мау перечислил их. Во-первых, наличие структурных, или институциональных, проблем. Во-вторых, циклический кризис. «Рыночная экономика развивается циклично, это связано с инвестиционным циклом, и сейчас мы находимся в его нижней фазе», – говорит он. В-третьих, налицо двойной внешний удар – ценами на нефть и финансовыми санкциями.

inf_strategy.jpg

Хотя уже звучат заявления, что пик негатива пройден (об «определенных моментах стабилизации» недавно сказал министр финансов Антон Силуанов), картину сложно назвать утешительной. Минфин и Минэкономразвития ожидают сокращение ВВП по 2015 году на 3%, Банк России говорит о 3,5–4%. Оперативные оценки ВЭБа указывают на происходящие сдвиги. Аналитики банка считают, что в феврале-2015 спад ВВП замедлился по сравнению с предыдущим месяцем (0,6% против 1,2% с исключением сезонного и календарного фактора). Однако к февралю-2014 показатель потерял 2,1% после 1% в январе. И это сложно рассматривать иначе, чем с тревогой. Причем, как говорит главный экономист, зампред правления ВЭБа Андрей Клепач, снижение инвестиций в январе-феврале еще недостаточно отражает изменившиеся условия. «Их спад усилится, принимая во внимания ограничительные ставки по новым займам, высокий уровень неопределенности и пик платежей по внешним займам», – полагает он.

Впрочем, неблагоприятные сценарии просчитывались раньше. И в том числе поэтому, а не только из-за досрочного выполнения ориентиров на 2011–2015 годы, ВЭБ разработал новую Стратегию. При ее создании рассматривались два возможных сценария в горизонте до 2020 года – модернизационный и консервативный, отличающиеся динамикой роста кредитного портфеля, объемами господдержки и рыночных заимствований.

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев сейчас говорит, что российская экономика может вернуться к «2–2,5% роста ВВП» уже в следующем году, а с 2018-го выйти на 3,5%, призывая ориентироваться на «темпы не ниже среднемировых». Такой сценарий близок модернизационному варианту Стратегии ВЭБа. При этом в документе говорится, что кредитно-инвестиционная деятельность банка может способствовать реализации умеренно оптимистичного сценария развития российской экономики, предполагающего более высокие темпы и качество роста ВВП, повышение нормы накопления капитала, активное технологическое обновление. Экономические эффекты от деятельности банка по сравнению с прямыми государственными ассигнованиями могут быть значительно выше, поскольку он организует софинансирование. Так, доля участия других инвесторов в проектах ВЭБа составляет, как правило, от 30–40%. На 1 руб. уставного капитала банк привлекает заемные средства из рыночных и государственных источников в объеме до 3,6 руб.

Однако в условиях ограниченности рыночных заимствований, в том числе из-за оказываемого санкционного давления, реализация модернизационного сценария все же в определяющей степени зависит от объемов докапитализации и фондирования банка из государственных источников. Господдержка позволит ВЭБу профинансировать реализацию масштабных национальных проектов, характеризующихся высоким вкладом в экономический рост. И правительство, похоже, этот подход разделяет. В декабре премьер Дмитрий Медведев подписал постановление об утверждении правил предоставления из федерального бюджета субсидий в виде взноса на 30 млрд руб. в госкорпорацию Внешэкономбанк.

Новый подход

ВЭБ сейчас финансирует более 150 проектов по всей стране, а Стратегия 2015–2020 предусматривает рост кредитного портфеля до 2,5–3 трлн руб. При этом принят новый подход к его формированию. В основе лежит разделение на проекты банка развития и специальные проекты, а также применение различных принципов их фондирования. В отношении спецпроектов конкретные задачи будут определяться решениями Наблюдательного совета ВЭБа. Причем в условиях стагнации экономики, роста стоимости и ограниченности рыночного кредитования часть проектов банка развития могут переходить в категорию специальных, для которых требуется государственное фондирование. А основной акцент будет сделан на создании новых промышленных производств, включая инновационные и импортозамещающие проекты, участии в программах финансового оздоровления ведущих компаний ВПК, инфраструктурных задачах в сфере транспорта, энергетики и ЖКХ, раскрывающих экономический потенциал регионов, а также «зеленых» проектах, отличающихся высокой социальной и экологической значимостью.


НЕМНОГО ИСТОРИИ

Первым в мире институтом развития считается созданный во Франции в 1816 году, то есть сразу после изнурительных наполеоновских походов, Государственный фонд сбережений. Однако широкое распространение инструмент получил в середине XX века, когда потребовались особые подходы к восстановлению ослабленных Второй мировой войной экономик. Самым ярким примером тут служит появившийся в 1948 году в Западной Германии банк KfW, обеспечивавший распределение средств для восстановления страны по плану Маршалла. Впоследствии он приобретал все новые задачи и стал важным элементом финансовой системы Германии.

Подобные ему институты действуют во многих государствах. Считается, что их работа не противоречит принципам снижения степени участия государства в экономике, поскольку они ориентированы лишь на устранение «провалов» рынка, то есть решение задач, которые не могут быть оптимально реализованы рыночными механизмами. При этом институты развития не вступают в конкуренцию с коммерческими структурами за выгодные проекты – у них нет прямой задачи наращивания своей прибыли.

Цель – создать возможность для развития какого-то конкретного региона, сектора рынка, а то и экономики в целом. Соответственно, сфера интересов может быть широкой. Например, основная задача Банка развития Китая – обеспечение средне- и долгосрочного финансирования приоритетных госпрограмм, прежде всего инфраструктурных. Но помимо этого он включен в поддержку всех базовых и перспективных отраслей экономики, занимается стимулированием инноваций, содействует сбалансированному развитию регионов и урбанизации сельских территорий, оказывает поддержку работе китайских компаний за рубежом. Кредитный портфель банка растет: в 2013 году он предоставил финансирование на сумму 730 млрд юаней (120 млрд долл.), в результате чего совокупный объем кредитования составил 7,1 трлн юаней (свыше 1 трлн долл.).


ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ