Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

Выезд на рынок

В феврале стартовали продажи хетчбэка Lada XRay. Это первый по-настоящему новый автомобиль на конвейере АвтоВАЗа за десять с лишним лет и вторая после Vesta модель, пущенная в последние месяцы в серию.

«Я прокатился, мне нравится, очень комфортная, современная машина», – охарактеризовал XRay Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время недавней рабочей поездки в Тольятти.

Благодаря своим новинкам АвтоВАЗ рассчитывает вернуть марке Lada 20%-ную долю на российском рынке, как это было до 2011 года. От выполнения плана зависит не только будущее самого автопроизводителя, но и работа предприятий сервисно-сбытовой сети и поставщиков комплектующих, на которых в сумме занято 4 млн россиян. В модернизационный план АвтоВАЗа, видимым результатом которого стал выпуск новых моделей, Внешэкономбанк инвестировал 60 млрд рублей.

Расшифровка ДНК

На АвтоВАЗе говорят, что Vesta и XRay «несут в себе ДНК» обновленного бренда Lada, отражая внутренние перемены в компании. С 2008 года она является участником альянса Renault-Nissan, ее партнеры продают более 7,5 млн машин в год по всему миру. Конечная цель программы, реализуемой АвтоВАЗом, – делать продукт сопоставимого уровня, то есть конкурентоспособный и в России, и за рубежом.

Vesta – пятиместный седан, базирующийся на платформе B/C. Машине дали женское имя, упоминаемое в мифологии разных народов, в том числе древних славян. Оно ассоциируется с весной и обновлением. Vesta должна прийти на смену предыдущим седанам Lada.



А высокий пятиместный хетчбэк XRay на платформе B0 близок Renault Sandero, но даже немного комфортабельнее его. Планируется модификация Cross, причем она может быть внедорожной. Эта машина будет сопоставима с кроссовером Renault Duster. Выход XRay Cross позволит Авто­ВАЗу заявить о себе в сегменте SUV (Sport Utility Vehicle, то есть спортивное транспортное средство). Это второй после компактного B-класса сегмент рынка (на его долю приходится треть продаж в России).

Vesta собирают на площадке в Ижевске, XRay – в Тольятти. Реализация этих двух проектов потребовала их перевооружения: было установлено новое сварочное оборудование, модернизирован сборочный конвейер, налажено производство двигателей и т.д. В 2012 году было решено, что Банк развития поддержит модернизацию АвтоВАЗа. «Общая стоимость программы – 177 млрд рублей, вклад ВЭБа – около 60 млрд»,  – сказал тогда Дмитрий Медведев, возглавляющий Наблюдательный совет ВЭБа. Всего, как говорит Первый заместитель Председателя банка Андрей Сапелин, реализуется восемь инвестпроектов – семь в Тольятти и один – в Ижевске. По каждому из них есть отдельные бизнес-планы.

На штурм

Автопром – отрасль, болезненно реагирующая на кризис. Новая машина не предмет первой необходимости, ее покупку легко можно отложить. В конце нулевых проблемы в мировом автопроме стали ожидаемым эхом глобального экономического кризиса. Сейчас похожая ситуация в России.

В прошлом году, по данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), продажи новых легковых машин и легкого коммерческого транспорта снизились в стране на 36%. Без мер господдержки (льготное кредитование и лизинг, программа утилизации, закупки) падение составило бы 58%, подсчитали в Минпромторге РФ. И это от низкой базы 2014 года, когда сокращение продаж на 10% разочаровало экспертов. Чтобы оценить масштаб потерь, лучше взглянуть на показатели в натуральном выражении. Еще в 2012-м рынок был близок к тому, чтобы штурмовать отметку в 3 млн проданных машин. «Консолидированный прогноз членов АЕБ на 2016 год – 1,53 млн при условии, что не будет существенных изменений в господдержке», – говорит Йорг Шрайбер, глава Комитета автопроизводителей АЕБ. В таких условиях АвтоВАЗ выводит на рынок новые модели. Не слишком ли смело?



Известно, что компания ставит перед собой задачу вернуть Lada долю в 20% на рынке. АвтоВАЗ уже давно теснят зарубежные производители, причем не только за счет импорта в чистом виде, но и локализации. Первыми пришли прямые конкуренты – машины эконом-класса. Еще в 1990-х в Ростовской области началась сборка Daewoo. Затем в России открылось производство многих других марок, конкуренция обострилась, доля Lada стала падать.

В 2015-м АвтоВАЗ уже попробовал штурмовать заветную 20%-ную отметку, но не смог удержать ее, получив результат меньше 17% по итогам года. Сейчас, после вывода на рынок Vesta и XRay, возможна новая попытка: в январе доля Lada составила, по данным АЕБ, 19,9%. Помочь могут дальнейшие усилия по расширению предложения – в том числе выпуск универсала Vesta и полноприводного XRay. «Потому что, когда предлагается не просто одна модель, а целая линейка, это привлекает дополнительных клиентов», – говорит автоэксперт Игорь Моржаретто.

Свои компоненты

Потенциально российский рынок – один из наиболее перспективных в мире. У нас в стране, по данным агентства «АВТОСТАТ», обеспеченность машинами составляет 284 шт. на тысячу человек, а во Франции, к примеру, 479, Германии – 544, Финляндии – 570, Италии – 618, Исландии – 650. По логике инвестиции в новые модели – это вклад в будущее. Однако сейчас на падающем рынке битва за клиента, понятно, простой не будет.

«Предприятия, менее зависимые от поставок импортных комплектующих, получают наибольшее конкурентное преимущество»,  – считает глава Федерации автовладельцев России Сергей Канаев. Таких производителей, по его мнению, будет в первую очередь поддерживать государство. «Необходима максимальная локализация выпуска автомобилей в России. А кроме того, агрессивная ценовая политика отечественных производителей. Сейчас лучшее время, чтобы завоевать рынок», – соглашается с ним замглавы Московского городского союза автомобилистов Максим Воротилкин.



Всего у АвтоВАЗа по ситуации на конец прошлого года было около 600 поставщиков, из них только 80 – чистый импорт. Наилучший показатель локализации у моделей 4х4, Priora и Granta – 90% и выше. Уровень локализации сборки Vesta пока 71%, XRay – 50%, в планах на 2017 год изменить показатели на 75 и 60% соответственно. «Мы поддерживаем тенденцию на смещение активности на локализованные модели, потому что именно они в силу эффекта девальвации дадут не только возможность к получению достаточной доходности, но толчок для развития», – говорит Андрей Сапелин.

В прошлом году в Союзе машиностроителей России был создан Комитет по развитию кооперации и локализации производства в автомобильной промышленности, который возглавил гендиректор Авто­ВАЗа Бу Андерссон. «Я принял это предложение не потому, что мне больше нечем заняться. Каждый рабочий день АвтоВАЗ переводит поставщикам 636 млн рублей. Получается, что в 2015 году на закупку комплектующих мы потратим 140 млрд. Стоимость нашей рабочей силы – 100 млн руб­лей в день. На поставщиков мы тратим в несколько раз больше», – заявил он на первом заседании комитета. Задача – усилить работу не только с самими поставщиками, но и с органами власти. «Мы должны заниматься подготовкой протекционистских предложений для Правительства России. Как иностранец я могу сказать, что в некоторых случаях импортная пошлина слишком низкая», – отметил Андерссон и в качестве примера привел США, Бразилию и Китай, которые более активно защищают свою промышленность. Ведь каждая новая модель автомобиля – это стимул для развития целого ряда высокотехнологичных отраслей.

МАССОВЫЙ ПРОДУКТ
Первый автомобиль сошел с конвейера АвтоВАЗа 46 лет назад, в апреле 1970 года.
Дебют ВАЗ-2101 оказался успешным, а «копейка», прототипом которой был Fiat 124, стала народным автомобилем. В общей сложности было собрано 4,8 млн таких машин. Ставка на массовый сегмент в свое время помогла многим автопроизводителям. Первым на ум приходит, конечно, Volkswagen Beetle. Он выпускался с 1938 по 2003 год без пересмотра базовой конструкции, всего было изготовлено почти 22 млн машин. «Жук» внес огромный вклад в послевоенное восстановление ФРГ. А во Франции был Citroen 2CV – простой, дешевый и вместительный. Причем он, как и «Жук», стал символом экономического возрождения страны.


Матвей Володин


ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ