Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

Лечение депрессии

Непростая экономическая ситуация создает дополнительные трудности там, где обстановку и раньше назвать простой было сложно. Речь о моногородах, решением проблем которых вот уже больше года занимается новый для России институт – Фонд развития моногородов, входящий в Группу Внешэкономбанка. О том, как построена его работа и какие проекты могут рассчитывать на поддержку, в интервью журналу «Банк развития» рассказал генеральный директор фонда Илья Кривогов.

Проблема моногородов отнюдь не отечественное «изобретение». Во многих индустриально развитых странах возникают схожие вопросы. Но все же, какова российская специфика?

Корни таких проблем часто лежат в области экономики. Когда создается и развивается крупное промышленное предприятие, вокруг него возникает поселение рабочих, со временем превращающееся в город. А потом, если меняется рыночная конъюнктура или истощаются ресурсы сырья, предприятие начинает испытывать сложности. Люди в итоге остаются без работы, а значит, без средств к существованию. Здесь самый яркий пример – Детройт, бывший некогда столицей американского автомобилестроения и вообще крупным промышленным центром, а сегодня ставший банкротом.

Однако вы правы, когда спрашиваете о российской специфике проблем моногородов. Ведь у нас это наследие плановой экономики. Предприятия зачастую строились поближе к сырью, без привязки к трудовым ресурсам и рынкам. Учитывая обширные территории, традиционные сложности с развитием инфраструктуры, это само по себе создало предпосылки для полной замкнутости возникающих населенных пунктов на градообразующие предприятия. В итоге мы сегодня имеем 319 моногородов, в которых проживает 14 млн человек, или порядка 10% населения страны. На них приходится около четверти ВВП РФ – это весомая и очень важная часть нашей экономики. Правда, лишь 71 город чувствует себя в экономическом плане относительно спокойно. Остальные сталкиваются с самыми разными сложностями.

Причем если человек теряет работу в Центральной части России или рядом с крупным городом, то у него, понятно, есть выбор. Можно найти аналогичную работу, но чуть дальше, поменять профессию и так далее. А если вы живете, например, в городе Чегдомын Хабаровского края или Краснотурьинск Свердловской области и вас уволили с градообразующего предприятия, то вам практически некуда пойти работать. В таких населенных пунктах проблемы намного острее.



Как фонд помогает этим городам в решении их проблем?

Смотря что считать помощью или решением проблем. Запустить заново градообразующее предприятие или вывести его на прежние объемы выпуска продукции мы не можем, это не наша работа. Тем более что чаще всего, оценивая объективные рыночные условия, можно сказать, что это невозможно, да и не нужно. А вот оказание помощи в создании новых рабочих мест, не связанных с деятельностью градообразующего предприятия, в привлечении частных инвестиций, в укреплении инфраструктуры там, где ее нехватка тормозит развитие территории, – это все наши задачи. Для этого и создан наш фонд. На решение этих задач в 2014 году из бюджета было выделено 3 млрд рублей субсидий, в 2015-м – 4,5 млрд рублей. На текущий год запланировано еще около 8 млрд рублей. Но сами по себе суммы говорят не о многом, ведь их объем и назначение формируются исходя из тех проектов, которые реализует фонд.

На что выделяются эти средства?

С каким именно населенным пунктом фонд начинает работать, зависит от двух факторов. С одной стороны, существует утвержденная Правительством РФ технология мониторинга социально-экономической обстановки в моногородах. Там, где особенно сложно, федеральные и региональные власти совместно с представителями ВЭБа – национального Банка развития, а также нашим фондом берут ситуацию под постоянный контроль и общими усилиями вырабатывают программу реновации территории.

Вторая категория наших клиентов – города, где региональные и муниципальные власти вместе с бизнесом уже объединились, чтобы добиться достижения тех же целей, что стоят перед фондом. Но для этого им не хватает, допустим, финансовых ресурсов, инфраструктурных возможностей или какой-то федеральной поддержки. Если есть инициатива с мест, мы всегда ее приветствуем. После обращения в фонд мы помогаем подготовить необходимые документы, выдвигаем проекты реновации на рассмотрение Наблюдательного совета фонда, который и принимает решение о выделении средств.

На сегодня фондом заключено 17 генеральных соглашений с субъектами Федерации, еще по 10 регионам проведена комплексная оценка эффективности предложенных инвестиционных и инфраструктурных проектов. Ряд заявок уже одоб­рен Наблюдательным советом фонда, по 18 городам проведена предварительная работа. За три-пять лет мы рассчитываем инвестировать порядка 30 млрд рублей, что позволит изменить ситуацию в 30–35 моногородах. Эти вложения позволят привлечь, по нашим оценкам, еще более 94 млрд рублей частных инвестиций.



На каких условиях фонд инвестирует средства? Чем такое финансирование отличается, допустим, от банковских кредитов?

У нас утверждено специальное положение о порядке и условиях финансирования инвестиционных проектов в моногородах. Согласно ему фонд готов выделять средства объемом от 100 млн до 1 млрд рублей, но при условии, что эта сумма не будет превышать 40% от общей стоимости проекта. Срок инвестиционной фазы – не более трех лет, а возврат займа должен быть завершен в течение восьми лет. При этом ставка за пользование средствами фонда установлена на уровне 5% годовых, что намного ниже среднерыночного уровня. Важное дополнение – фонд в течение этого периода выполняет функции проектного офиса.

Фонд готов предоставить средства при условии, что все заинтересованные стороны договорятся о будущем своего города? Насколько это реально? О компетентности управленцев и бизнесменов из регионов не всегда говорят восторженно…

Такая проблема действительно существует. Вытаскивать города из кризиса – это нетривиальная управленческая задача. А когда люди теряют работу, лишаются средств к существованию, с ними нужно уметь вести диалог. Нужно находить ответы на непростые вопросы, приводить правильные аргументы, показывать перспективу, предлагать варианты того, как люди могут дальше жить. Для этого нужно обучать региональные команды, развивать их способности и навыки. Фонд начал решать эту задачу в минувшем году. В сентябре на базе Московской школы управления Сколково началась масштабная образовательная программа обу­чения представителей местных властей, бизнеса и инвесторов. К обучению региональных команд были привлечены известные зарубежные ученые, руководители министерств и ведомств.

Своеобразным итогом первого этапа программы стала конференция по вопросам поддержи и развития моногородов, которая прошла в конце января текущего года. В ней приняли участие главы моногородов со всей России. Оба дня, когда шла конференция, в ее работе участвовал Первый заместитель Председателя Правительства РФ Игорь Шувалов. Перед гостями выступали министры, бизнесмены, экономисты, финансисты и многие другие люди, чьи опыт и знания могут быть полезными.

Как и планировалось, на конференции были озвучены итоги первого образовательного этапа программы. Управленческие команды из Краснотурь­инска, Набережных Челнов, Лузы, Каспийска, Надвоиц, Юрги, Анжеро-Судженска защитили свои проекты развития городов, получили дополнительные навыки и знания. Также они сумели внутри команд сформировать общее видение того, как именно должны реализовываться проекты. Это очень важно, ведь нередко разные взгляды на ситуацию становятся непреодолимым препятствием.

О каких именно проектах идет речь?

Например, это проекты в Набережных Челнах. Здесь есть крупное промышленное предприятие – «КамАЗ», оно работает и развивается, то есть ситуация вроде бы далека от традиционной картины моногородов. Однако автогигант стремится повысить свою конкурентоспособность, доходность бизнеса, что естественно. А потому он последовательно и уже не первый год занимается решением вопросов, связанных с повышением производительности труда и оптимизацией производства.

Компания сократила сотрудников, высвободила большую промзону – около 4 тыс. га. Здесь сегодня уже реализуется пять новых проектов – это, например, завод по выпуску арматуры из вторсырья «ТЭМПО», предприятие по производству колбасных изделий АПК «Камский», предприятие по производству систем кондиционирования Haier. Есть также проект КИП «МАСТЕР» в рамках развития малого бизнеса, там порядка 300–400 резидентов насчитывается.

И еще один интересный проект – производство синтетического сапфира компании «Кама Кристалл Технолоджи». Этот материал используется в мобильных электронных устройствах, спрос на него постоянно растет. Это экспортные поставки в чистом виде, причем речь идет о высокотехнологичном продукте. Завод уже начал работу, это проект ВЭБа.



Для того чтобы создать необходимые условия развития Набережных Челнов, фонд совместно с властями Татарстана занимается не только финансированием собственно самих инвестиционных проектов, но и вкладывается в укрепление инфраструктуры. На данный момент вопросы, связанные с подключением к энергосетям, решены. Остались дороги. На создание дорожной инфраструктуры мы выделили более 627 млн рублей, еще 198 млн – местный бюджет.

Впрочем, Татарстан далеко не единственный регион, где идет конструктивная работа с региональными властями. Из последних таких решений я бы выделил январское соглашение, которое мы подписали с губернатором Челябинской области Борисом Дубровским. Оно касается развития города Аши. Документом предусмотрено создание агропромышленного парка на площади 150 га. На его территории за четыре года планируется создать 1,5 тыс. рабочих мест. Общий объем инвестиций в проект должен составить более 7 млрд рублей.

Подобных примеров много. Однако ждать быстрого эффекта от этих мер не стоит. Проблема моногородов возникла не вчера, и решать ее придется не один год. Однако запуск проектного механизма финансирования, объединение усилий бизнеса, местных и региональных властей, привлечение инвесторов и создание благоприятной нормативной базы в перспективе позволит превратить многие моногорода из депрессивных территорий в точки роста.

Игнат Вьюгин


ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ