Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

Петр Фрадков

В структуре группы Внешэкономбанка появился Российский экспортный центр, который аккумулирует в себе возможности всех существующих финансовых и нефинансовых инструментов поддержки экспорта. Первый заместитель председателя – член правления ВЭБа Петр Фрадков рассказал журналу «Банк развития» о том, зачем появилось это «единое окно», кто будет его клиентом и на какую помощь могут рассчитывать обратившиеся за поддержкой в Центр компании.

Программа финансовой поддержки экспорта, реализуемая по линии Внешэкономбанка, действует не первый год. Для того чтобы понять масштаб вопроса: сколько уже в денежном выражении поддержано экспортных сделок?
С 2013 года, когда в ВЭБе был создан профильный департамент, банк поддержал экспортные контракты объемом в сумме почти на 1,6 трлн руб. Объем портфеля экспортных кредитов по состоянию на нынешний май составил 46 млрд руб., объем гарантийного портфеля – 193 млрд руб.



А на этот год какие планы?

Достаточно амбициозные. Причем это касается не только самого ВЭБа, но и других структур группы – ЭКСАРа (Российское агентство по страхованию экспорта и инвестиций. – Прим. ред.), Росэксимбанка. Индикатором для нас являются цифры, заложенные в дорожную карту «Поддержка экспорта», разработанную в рамках Национальной предпринимательской инициативы. Мы, например, должны по линии ЭКСАРа увеличить на 50% объем страхового покрытия экспортных сделок. То есть, если было в прошлом году около 4 млрд долл. в эквиваленте, то должно стать 6 млрд долл. Кроме того, ВЭБ должен предоставить финансирование фактически на 3 млрд долл., а Росэксимбанк – активно включиться в работу. В прошлые годы он был недокапитализирован, поэтому база здесь совсем низкая и мы говорим о кратном увеличении его портфеля. По итогам этого года надеемся выйти на показатель в 50 млрд руб. профинансированного экспорта.

Получается, что система работает, планы по ее развитию обозначены. Недавно принято решение о создании в структуре группы Российского экспортного центра. Зачем он нужен?

Мы говорили раньше о программах финансовой поддержки экспорта. Безусловно, они востребованы. Но в актуальных условиях только этого недостаточно: система поддержки требует как финансовых, так и нефинансовых мер. Новый Центр как раз должен объединить в себе оба направления.

Надо сказать, что на данный момент в стране есть институты, оказывающие нефинансовую поддержку. Например, они изучают спрос на отечественную продукцию на зарубежных рынках, осуществляют сопровождение сделок, решают задачи, связанные с оформлением экспорта. Но они все разрознены, далеко не всегда координируют усилия, а сами программы поддержки недостаточно структурированы. Пришло понимание, что для реального содействия масштабному наращиванию экспорта нужно создавать систему «одного окна», через которое экспортер получит весь спектр услуг по поддержке своей продукции на зарубежных рынках.

При этом данное «единое окно» должно работать, не отбирая функционал у профильных ведомств, а выступая в роли помощника экспортера, в некотором роде связного. Центр в идеале должен действовать так, чтобы обращающийся к нему за услугой экспортер вообще не интересовался тем, как работает тот или иной механизм. Клиент должен получать результат в виде решения своей проблемы. При этом нефинансовую услугу ему может оказывать то же ведомство, что и сейчас. Но тонкости взаимодействия с ним его не должны интересовать. Задача Центра – выстроить эффективную систему отношений как с клиентом, так и с ведомством.



А какова будет судьба уже существующих финансовых структур – ЭКСАРа и Росэксимбанка?

Они решают очень важные задачи, связанные с работой инструментария финансовой поддержки: один страхует экспорт, другой кредитует экспорт. Они должны стать дочерними структурами Центра и формировать собой блок, сконцентрированный на финансовой поддержке.

Никто не говорит про плохо работающие элементы системы. Просто со временем приходит понимание того, как можно повысить ее эффективность. Появляются новые акценты, новый взгляд на проблему. За последние годы заработал механизм страхования экспорта, механизм субсидирования – это все новые вещи, раньше их не было. Система развивается, теперь пришло время сделать следующий шаг.

Когда Центр начнет работу?

Юридически он уже существует. Компания зарегистрирована, капитализирована, принят устав, назначены исполнительные органы управления. Однако о содержательной работе в полном смысле говорить пока рано. Мы только готовимся к этому этапу. Хотя уже создана линейка продуктов, которые Центр будет предлагать.

Какие это будут продукты?

Всего их будет восемь, они будут закрывать все этапы экспортной жизнедеятельности товара от момента инициации соответствующего проекта до решения локальных вопросов, связанных с работой на конкретном рынке. Речь идет о полном наборе продуктов – это и финансирование, и страхование, и консультирование. Перечень нефинансовых услуг при этом достаточно большой. Например, помощь в таможенном оформлении, решении налоговых вопросов, проблем, связанных с сертификацией продукции на внешних рынках. Еще один большой и важный блок работ связан с защитой прав интеллектуальной собственности. К сожалению, это проблемная для многих отечественных компаний зона, потому что часто возникают сложности с получением патентов, а после – с защитой своих прав.

То есть намечена достаточно активная работа. Она включает в себя, кстати, не только выстраивание новой системы взаимоотношений с различными профильными ведомствами внутри страны, но и усиление взаимодействия с торговыми представительствами России за рубежом. У нас сейчас 52 торгпредства, они выполняют государственные задачи, готовят, к примеру, межправительственные комиссии, аналитические справки, реализуют другие функции. Это все важно, но им не помешает усиление клиентоориентированности. В хорошем смысле. Речь идет о более серьезной, чем сейчас, поддержке российских проектов на зарубежных рынках. Эту работу необходимо проводить постоянно, а не возвращаться к ней к какому-то совещанию. И наш Центр тоже этим будет заниматься, от имени бизнеса ставить такой вопрос государству. Причем действовать он будет и по данному направлению, и по другим на понятных всем основаниях.  Разработаны поправки в закон «О банке развития», создающие законодательную базу для работы Центра. И мы надеемся, что вскоре они будут приняты.

Центр будет коммерческой организацией?

Да, потому что он создается в форме акционерного общества. Мы принципиально выбрали именно эту форму как максимально гибкую и прозрачную, предоставляющую широкие возможности по адаптации Центра к различным задачам и вызовам.

Однако на первом этапе Центр не будет вводить платные услуги. Мы предварительно провели консультации с различными экспортерами, все они проявили заинтересованность. Но заинтересованность и готовность платить – все же разные вещи. Они сами должны понять, что им предлагает Центр. Мы хотим попробовать начать работу, оценить на практике востребованность наших продуктов, выстроить клиентский сервис. Только после этого, поняв, что нового Центр может привнести, в чем по-настоящему заключается его добавленная стоимость, можно будет говорить о каких-то возможных комиссиях.

Каковы будут критерии оценки эффективности деятельности Центра?

Результатом работы Центра должно быть системное упрощение всех экспортных процедур. Будем проводить регулярные исследования удовлетворенности клиентов, чтобы понимать, в правильном ли направлении движемся.
Но пока мы говорим о том, что основной критерий эффективности – это увеличение объемов экспорта в абсолютном выражении, а также количества новых компаний, вовлеченных во внешнеторговую деятельность. Еще год назад на Санкт-Петербургском экономическом форуме президентом была озвучена задача о росте несырьевого экспорта на 6% в год, и ее, насколько мне известно, пока никто не отменял. Это очень амбициозная цифра. Исхожу из того, что Центр – это один из инструментов решения данной задачи.

Кто сможет рассчитывать на поддержку? Крупный бизнес?

Совсем необязательно. Пока доля малых предприятий в общем объеме поддержки невелика. Но можно сказать, что работа тут только начинается. К сожалению, малые компании были всегда оторваны от инструментария поддержки экспорта. И сейчас мы пытаемся понять, как эти инструменты для них можно создать, потому что требования у всех разные. Но упор мы все-таки будем делать, наверное, на средние компании. Они обладают наибольшим потенциалом по приросту экспорта.

Одна из задач – сформировать непрерывный поток проектов компаний самого разного профиля. При этом, безусловно, никто не говорит, что крупному бизнесу не будет оказана та или иная услуга. Просто надо реально смотреть на вещи. Крупные компании, как правило, обладают необходимыми ресурсами, знаниями, компетенциями для решения своих вопросов. Наша задача – помочь тем, кто пока не обладает такими возможностями.

Отраслевые приоритеты есть?

Нас интересуют несырьевые экспортеры.



Если говорить о несырьевом экспорте, то визитная карточка системы поддержки пока – Sukhoi Superjet 100. Какие контракты заключены, какие прорабатываются?


На данный момент ВЭБ совместно с ЭКСАРом реализовали проект по поставкам лайнера в Мексику. Проект хороший, 15 из 20 заказанных компанией Interjet самолетов уже отправились по своему новому адресу. Но он достаточно сложный с точки зрения финансирования. Здесь, помимо ЭКСАРа, задействованы еще зарубежные экспортные кредитные агентства: французское Coface и итальянское Sace. Сейчас ведутся переговоры с мексиканцами о новых поставках самолетов (речь о реализации опциона на 10 лайнеров. – Прим. ред.), идет работа с Индонезией, рассматривается вопрос поставок в другие страны Азии – во Вьетнам, Лаос.

А почему в Мексике была задействована такая сложная схема с привлечением иностранных партнеров?

На самом деле ничего нового мы тут не придумали, это стандартный подход. Есть самолет, он состоит из компонентов нескольких стран. Объединив усилия в первую очередь экспортными кредитными агентствами, мы договорились о продвижении этого товара на рынке Мексики. Необычным здесь было лишь то, что ЭКСАР, бывший на тот момент молодым агентством, стал партнером у таких крупных и известных игроков, как Coface и Sace.


ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ