Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

Время, вперед

Заместитель Председателя – член Правления ВЭБа Сергей Васильев про механизм межбанковского сотрудничества БРИКС и новые финансовые возможности группы.

За время существования объединения под названием БРИКС его функции изменялись от «клуба крупных стран с развивающимся рынком» до «экономического блока с целым рядом специальных институтов». С течением времени (а начало истории этого клуба ведется с 2006 года, когда в рамках Петербургского экономического форума состоялся первый круглый стол с участием министров экономики Бразилии, России, Индии и Китая) назрела необходимость в создании специальных институтов, призванных обеспечить инвестиционную, финансовую и даже валютную координацию между странами-участницами.

В связи с этим в 2010 году в целях развития и укрепления торгово-экономических отношений между странами группы государственные финансовые институты развития и поддержки экспорта заключили меморандум о сотрудничестве. На основе этого документа теперь строится взаимодействие в рамках механизма межбанковского сотрудничества БРИКС. Его участники – Бразильский банк экономического и социального развития, Российская государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (Внешэкономбанк, ВЭБ), Экспортно-импортный банк Индии, АО Корпорация «Государственный банк развития Китая», Банк развития Южной Африки.

Дальше – больше. На VI саммите БРИКС в бразильском городе Форталеза в июле 2014 года был подписан целый ряд документов принципиального значения – меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между экспортно-кредитными агентствами стран БРИКС, Соглашение о сотрудничестве в области инноваций, Договор о создании Пула условных валютных резервов стран БРИКС с целью защиты национальных валют стран-­участниц от спекулятивных атак, а также Соглашение о создании Нового банка развития БРИКС (НБР, международное название – New Development Bank).

Два последних объединения поистине можно считать флагманскими проектами БРИКС на ближайшие годы. НБР со штаб-квартирой в Шанхае будет обладать серьезными финансовыми ресурсами. Разрешенный к выпуску капитал согласован на уровне 100 млрд долл. (по 20% от каждой страны-участницы). Такую же сумму по договору составит первоначальный размер Пула условных валютных резервов БРИКС.

Страны БРИКС договорились ратифицировать соглашение о Новом банке развития (НБР) на уровне национальных парламентов. Россия ратифицировала такое соглашение первой среди стран БРИКС. В феврале этого года названное соглашение было одобрено российской Государственной Думой, в марте закон о ратификации соглашения о создании Нового банка развития БРИКС подписал Президент РФ Владимир Путин. А в июне стало известно о завершении процесса ратификации соглашения Минфином Бразилии. В коммюнике бразильского ведомства отмечается, что «НБР представляет собой конкретный вклад ­объединения пяти стран в решении системных вызовов, связанных с международным развитием».

НБР как новый инвестиционный механизм

Сегодняшнюю работу по созданию НБР я считаю прямым результатом пятилетней интеллектуальной деятельности механизма межбанковского сотрудничества БРИКС, где наша госкорпорация выступала и продолжает выступать активным участником. Без интеллектуальной работы, проведенной за эти годы внутри межбанковского механизма, не было бы создаваемого ныне НБР.

Смело можно утверждать, что НБР – это совершенно новый уровень сотрудничества. Новая организация сможет самостоятельно привлекать средства на международных рынках капитала и совершать операции, в разы превосходящие возможности только двустороннего сотрудничества.

Две основные и достаточно амбициозные задачи, которые ставят перед собой учредители НБР, – это финансирование долгосрочных инфраструктурных проектов и финансирование крупных проектов в области устойчивого развития, например «зеленая экономика» (это отрасли, которые создают и увеличивают природный капитал земли или уменьшают экологические угрозы и риски). В подобных проектах частный капитал, например, обычно проявляет сдержанность в инвестировании больших средств. Здесь проявляются опасения и по поводу низкой рентабельности проекта, и по поводу продолжительного времени возврата вложенных средств. Тут-то и приходят на помощь государственные финансовые корпорации. А НБР – это коллективная воля государств, являющихся пайщиками НБР.

С российской стороны процесс действий по ратификации, обсуждению и выбору проектов осуществляет Министерство финансов. Примечательно, что и при формировании кадрового состава НБР, в частности с российской стороны, Минфин России будет опираться на кадры Внешэкономбанка. Пятилетняя работа ВЭБ в рамках механизма межбанковского сотрудничества внутри БРИКС показала высокий уровень взаимной работы между финансовыми организациями стран – участниц БРИКС.

Новый банк и новые практики

Недавно Китаем учрежден еще один многосторонний институт – Asian Infrastructure Investment Bank (Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, АБИИ). АБИИ с уставным капиталом 100 млрд долл. намерен осуществлять финансовые взаимодействия в Азиатско-Тихоокенском регионе. Странами – основателями банка уже числятся 50 государств.

Россия также вошла в число соучредителей АБИИ. Участие нашей страны в АБИИ позволит привлекать средства для выполнения инвестпроектов в России, в первую очередь в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, также наши компании смогут участвовать в тендерах по проектам АБИИ.

У экспертов и предпринимателей возникает вполне закономерный вопрос – как будут поделены зоны интересов между НБР и АИББ, не возникнет ли конкуренция за проекты?

Несомненно, что НБР – проект более политизированный. Не в том смысле, что на его деятельность будут влиять политические споры или течения. Проекты при участии НБР будут больше политически обусловленными. По такому же принципу, например, работает и созданный в 1991 году Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). В то время, как АБИИ может стать аналогом Европейского инвестиционного банка. Я думаю, что самым логичным представляется установление партнерских отношений между НБР и АБИИ. Здесь возможна очень интересная синергия. Ведь сейчас Китай имеет реальный инвестиционный ресурс.

Но не стоит забывать и межбанковское сотрудничество в рамках стран – членов БРИКС. Очень важная вещь, которую мы продолжим в рамках этого объединения, – обмен опытом. Мы (я сейчас имею в виду, конечно, ВЭБ) в значительной степени ориентированы на осмотр опыта и, главное, взаимовыгодного сотрудничества с Государственным банком развития Китая и Бразильским банком экономического и социального развития.
Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Этот афоризм верен и для государственных банковских организаций. Прямое общение с коллегами из других развивающихся экономик очень многое меняет в нашей ментальности. Благодаря механизму межбанковского объединения внутри БРИКС мы получаем бесценный опыт новых практик, чтобы использовать его и в своей стране.


ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ