Корпоративный журнал Внешэкономбанка

Банк развития

«Нужно поддерживать не отрасль, а территорию»

Редакция журнала «Банк развития» спросила у членов экспертного совета ВЭБа, какие, на их взгляд, задачи должен главным образом решать банк развития в актуальных экономических условиях.


Олег Солнцев,
глава направления анализа
денежно-кредитной политики
банковской системы
и финансовых рынков ЦМАКП:


Понятно, что сейчас расход значительной части финансовых ресурсов будет связан с поддержкой платежеспособности крупных компаний. Однако для того, чтобы деятельность банка развития в этих условиях имела значимый макроэффект, очень важно выделить приоритеты – отраслевые и технологические, где поддержка поможет ликвидации «бутылочных горлышек», неэффективного распределения инвестиционных средств.
Есть такой термин «низко висящие плоды» – когда ситуация на рынке уже созрела, но не хватает каких-то усилий для того, чтобы этим воспользоваться. Я считаю, что «размазывание» денег по всем направлениям неэффективно. Чтобы результат был заметным, деньги должны идти туда, где они обеспечивают максимальное развитие. Нужно выделить точки, где следует прилагать основные усилия. Возможно, для этого потребуется более активная работа с региональными представительствами для того, чтобы выявлять области отраслевой политики, которые нуждаются в расширении «бутылочных горлышек».

Кроме того, важна связь с потенциальными бенефициарами проектов развития. Имеет смысл более внимательно изучить бразильский опыт, когда при Энрике Кардозу действовала программа «Вперед, Бразилия». По ней государство поддерживало несколько проектов среднего масштаба. Этому предшествовало основательное общественное и профессиональное обсуждение, которое позволяло найти лучшие варианты. Мне кажется, что нам сейчас стоит двигаться в этом направлении.


Сергей Гаврилов,
глава комитета Госдумы
по вопросам собственности:




Прежде всего необходимо докапитализировать ВЭБ. В противном случае банк развития вряд ли способен обеспечить адекватное финансирование реального сектора. Почему вопрос стоит так? Из-за западных санкций наш бизнес лишился свободного доступа к международным рынкам капитала. В результате резко выросла потребность во внутренних источниках финансирования. ВЭБ нуждается в достаточном запасе капитала. Без этого его возможности по наращиванию объемов инвестиционного финансирования экономики ограничены. Что касается эффективного использования возможностей банка развития, то здесь речь должна идти прежде всего о высокой вовлеченности в реализацию программ финансирования приоритетных инфраструктурных проектов, поддержки кредитования малого и среднего бизнеса, развития импортозамещающих производств и территориальных кластеров, стимулирования экспорта. По сути, действенная работа на этих направлениях сама по себе будет являться залогом эффективного выполнения функций института развития. Есть и другие ключевые направления.

Речь идет, в частности, об активном участии в инвестпроектах, реализуемых на принципах ГЧП. Такие проекты способны стать весомым фактором стимулирования регионального развития. Еще одной важной сферой деятельности могло бы стать участие в создании финансовых механизмов, повышающих для субъектов РФ доступность привлекаемых заимствований. Рост процентных ставок в экономике оказался весьма болезненным для региональных финансов. Помочь сохранить доступность заимствований мог бы специальный фонд, который позволял бы осуществлять рефинансирование по пониженной ставке. Управление этим фондом может взять на себя ВЭБ как институт развития. Источниками финансирования могли бы стать средства Резервного фонда либо ЦБ. Полагаю также, что следует более полно задействовать финансовый потенциал и возможности ВЭБ в управлении средствами пенсионных накоплений. Развитию этого направления деятельности могло бы способствовать совершенствование законодательства, регулирующего особенности выпуска и обращения облигаций, используемых для финансирования инфраструктурных проектов. Сегодня такие облигации не выделены как самостоятельный вид, несмотря на то что по своей природе они существенно отличаются от обычных корпоративных бумаг. Их законодательное определение и установление специфических свойств послужило бы необходимой основой для создания нового крупного сегмента финансового рынка.


Сергей Караганов,
декан факультета
мировой политики
и мировой экономики НИУ ВШЭ:



Первоочередная задача – закрыть бреши, которые появляются в экономике, что, по-моему, и происходит. Второе – выбрать ограниченное количество действительно важных и перспективных проектов стратегического значения. Это могут быть, например, транспортные пути в Западную Сибирь. Сейчас она фактически не соединена с рынками, которые формируются в Западном Китае, в Иране. А они будут почти наверняка быстро развиваться. Третье – определить небольшое число региональных проектов, которые для страны являются особенно важными. Речь идет, опять же, о Сибири, а также о Дальнем Востоке.  На мой взгляд, нужно вкладывать средства в отрасли, имеющие перспективу в плане выхода на глобальные рынки. Это, например, производство продовольствия или водоемких товаров (химволокна, продукции целлюлозно-бумажного и лесного комплекса). Есть множество проектов с небольшим сроком окупаемости при условии одновременного развития коммуникаций. Эта задача актуальна для многих регионов России. И чтобы решить ее, нужно вкладываться в развитие инфраструктуры. При этом нужно также понимать, что успех выхода на внешний рынок обеспечен развитостью рынка внутреннего: нужно использовать его возможности максимально, вытесняя с него конкурентов.


Наталья Зубаревич,
профессор кафедры
экономической и социальной
географии России
географического факультета МГУ:


Хороших рецептов сейчас у меня мало, потому что время для инвестиций весьма непростое. Однако мне кажется, что прежде всего следует говорить о том, чего делать в актуальных условиях не стоит. На мой взгляд, сейчас не время для амбициозных проектов, которые имеют низкую отдачу. Самый приемлемый сейчас вариант – это взаимодействие с регионами, уже проявившими серьезную инвестиционную активность и продемонстрировавшими наличие сильных управленческих команд. Это, к примеру, Калужская область, Республика Татарстан и еще целый ряд субъектов РФ, доказавших на практике, что они могут правильно работать с инвесторами. Я считаю, что в принципе нужно поддерживать не отрасль, а территорию. Потому что сейчас сложилась очень сложная ситуация с долговой нагрузкой и бюджетами регионов. В том числе тех, которые в последние пять лет показывали хорошие результаты, а сейчас могут быть за это буквально «наказаны».


Евгений Гавриленков,
управляющий ­директор,
главный экономист «Сбербанк CIB»:




Наиболее эффективно, на мой взгляд, сейчас вкладывать средства в развитие регионов. Есть успешный опыт коллегиального выбора перспективных проектов на конкурсной основе. Такая тактика позволяет находить проекты с наибольшей отдачей не в одном-двух традиционных инвестиционных центрах типа Москвы и Санкт-Петербурга, а в тех регионах, которые приоритетны с точки зрения развития страны и ключевых отраслей нашей экономики. Важ­но развивать неэнергетические сектора, которые производят основную добавленную стоимость. Это банк развития уже делает, но нужно достигнуть большей концентрации потенциально привлекательных проектов с точки зрения расширения экспортного потенциала страны в неэнергетической сфере. Так мы сможем выполнить еще одну задачу – снизить сырьевую зависимость экономики России. Я считаю, что сейчас не обязательно сосредотачиваться на поддержке крупных компаний, а скорее, в приоритете должны быть небольшие региональные компании, которые имеют хороший потенциал.


Игорь Руденский,
член комитета Госдумы
по финансовому рынку:




Инвестиционные процессы, активизация которых позволила бы преодолеть существующие ограничения для роста экономики, решить задачи импортозамещения, все чаще сдерживаются недостаточной доступностью кредитов, высокой стоимостью заемных средств на фоне низкой рентабельности, дефицита внутренних источников инвестиций и ограничения доступа к международным финансовым рынкам. В этих условиях трудно переоценить роль специализированных институтов развития, в первую очередь ВЭБа, для структурного обновления и технологического перевооружения экономики, обеспечения потребности в долгосрочных ресурсах, в том числе через поддержку крупных проектов, особенно в сфере импортозамещения и инфраструктуры. Банк развития должен сыграть ключевую роль в росте реального сектора, увеличении экономического потенциала страны, прежде всего посредством беззалогового кредитования инвестпроектов стоимостью от 1 млрд руб. Но очевидно, что если он становится основным инструментом развития реального сектора, то ему потребуются от государства дополнительные ресурсы, чтобы поставленные задачи по развитию экономики были выполнены.


Андрей Фонотов,
советник президента РАМН,
профессор НИУ ВШЭ:




Так получилось, что в том «жан­ре», который записан в его ус­­та­­ве, банк развития пока действовал меньше, чем хотелось бы. В силу объективных обстоятельств он вынужден был заниматься спасательными работами, обеспечивая восстановление работоспособности банковской системы и вывод из кризиса российской экономики, выступая в роли своеобразного финансового МЧС. Кроме того, банк являлся ведущим исполнителем в ряде крупных проектов, направленных на проведение масштабных международных мероприятий. Однако последнее время наметилась очень перспективная сфера деятельности: появились (в том числе при поддержке ВЭБа) региональные корпорации развития, взаимодействие с которыми способно придать совершенно новый масштаб региональной политике. Инициатива, вырастающая снизу, с регионального уровня, опирающаяся на лучшее знание местных потребностей, возможностей и условий, объединенная с опытом, современными компетенциями и ориентацией на общенациональные интересы, носителем которых выступает ВЭБ, способны придать новое качество и повысить эффективность региональных проектов.

Сложившаяся сегодня политико-экономическая ситуация ужесточает требования к мега- проектам, в которых может принимать участие ВЭБ. Однако есть проекты, реализация которых имеет определяющее значение для будущего нашей страны, влияя на социально-экономическое развитие сразу нескольких регионов. В их числе два довольно перспективных проекта, в ко­то­рых, наряду с отечественным, может участвовать и зарубежный капитал. Это Северный морской путь и Новый шелковый путь. Это затратные и долгосрочные проекты. Но охватываемые ими регионы приобретут настоящий импульс к развитию, не говоря о тех заказах, которые получит российская наука
и промышленность.


ВЕРНУТЬСЯ К ЛЕНТЕ